Великие поражения "великих" римских легионов

1eb523e07cf5ca8eb14c77d32fba2b33b3f468ea square 26Alexоколо 1 месяца назад
6eaf5f4386b5cf71b84114bda35e7b25.jpg 87.39 KB


Непобедимых противников нет. Об этом надо помнить всегда и всем. Даже тем, у кого самая современная, многочисленная и подготовленная армия. Мифы о непобедимости различных армий рассеивались историей с завидной регулярностью. Тем не менее, что-то до сих пор заставляет некоторые дгосударства проявлять агрессию, забывая о том, чем она может обернуться. 

Сверхдержавы СССР и США увязли в горах Афганистана и джунглях Вьетнама, соответственно. Непобедимый Вермахт потерпел первое сокрушительное поражение менее чем через пять лет после начала Второй мировой войны. Гениальный Наполеон бывал бит не только морозами и голодом, хотя чем это не орудия убийства? Крупнейшее в мировой истории государство – Британская империя – не смогла удержать силой оружия собственную колонию в Северной Америке, после чего потихоньку начала терять и другие земли на всех имеющихся континентах планеты. Испанские терции, японские самураи, тевтонские рыцари, монгольская конница, македонская фаланга… Все когда-либо встречали противника, который оказывался сильней, искусней, хитрей или просто многочисленней. Даже римские легионы, едва ли не самое совершенное и успешное войско античного мира, терпели поражения не только на рассвете и закате своей истории, но и в самом зените славы. Сегодня в рубрике «Антипропаганда» хотелось вспомнить как раз эти моменты.


Тевтобургский лес

Погружение в глубь веков начнём с битвы в Тевтобургском лесу (9 год н.э.) Это сражение произошло спустя всего лишь четыре года после основания римской провинции Германия, которая простиралась от Рейна до Эльбы. Восстание против Рима подготовил молодой вождь херусков Арминий, который получил римское гражданство за службу в армии и пользовался полным доверием наместника Германии Публия Квинтилия Вара. В сентябре 9 года в соответствии с замыслом Арминия восстали отдалённые германские племена. Вар двинулся на подавление восстания с тремя легионами и шестью когортами, большим обозом, с женщинами и детьми, всего до 30 тысяч человек. По другой версии, он перебирался на зимние квартиры поближе к Рейну. Как бы то ни было, под предлогом борьбы с восставшими Арминий собрал свою армию и сопровождал Вара.


В окрестностях Тевтобургского лета римляне начали подвергаться постоянным нападениям и обстрелам германцев. Воины Арминия скрытно перебили отдельные отряды сопровождения, а сам он специально отстал от римлян, чтобы руководить нападениями на них. Ситуацию ухудшала заболоченная местность и скверная погода. Тем не менее, колонна продолжала двигаться ещё два дня, устраивая на ночь укреплённые лагеря. Большая часть обоза была потеряна, либо сожжена, либо увязла в грязи и болотах. На третий день римляне углубились в чащу леса, где невозможно было держать плотный строй. Из-за дождей луки пришли в негодность, а передвигаться по грязи в тяжёлых доспехах стало крайне сложно. Легковооружённые германцы были гораздо мобильней, а их количество только росло. Вскоре всяческий порядок был нарушен и началась бойня.


Квинтилий Вар был ранен и бросился на свой меч, чтобы не опозорить своё имя пленением. Его примеру последовали многие высшие офицеры. После этого солдаты пали духом, многие бросали оружие и не сопротивлялись ни убийству, ни пленению. Легат Нумоний Вал с конницей бежал к Рейну, оставив пехоту на произвол судьбы. Всего спаслось не более 5 тысяч человек. Часть попавших в плен легионеров была посажена в клетки из прутьев и сожжена заживо. Остальные были проданы в рабство или впоследствии возвращены на родину за выкуп. Тацит сообщает, что захваченные в плен командиры были принесены в жертву германским богам.


В результате битвы Германия была навсегда потеряна для Римской империи, которая больше даже не пыталась захватить и удержать территории за Рейном. Историк Светоний так описывает реакцию императора Октавиана Августа на события в Тевтобургском лесу: «Он до того был сокрушен, что несколько месяцев подряд не стриг волос и бороды и не раз бился головою о косяк, восклицая: «Квинтилий Вар, верни легионы!»


Карры

А за полвека до этого на другом конце света, в Парфии, Римская тогда ещё республика, потерпела ещё более крупное поражение при Каррах (53 г. до н. э.). Вторжением командовал Марк Лициний Красс, один из триумвирата самых влиятельных людей Рима, наравне с Юлием Цезарем, завоевавшим Галлию, и Гнеем Помпеем, успешно очищавшим моря от пиратов. Победитель Спартака остро нуждался в новом громком успехе и по сути война с Парфией была его личной инициативой.


Красс привёл с собой семь легионов (28 000 человек), 4000 легкой пехоты, 3000 римских всадников, плюс наёмные галльские и арабские кавалеристы. Парфянский наместник Сурена выставил против него 10 000 конных лучников и 1000 катафрактов – тяжеловооружённых всадников, закованных в чешуйчатую броню вместе с лошадьми. Пехота в этом войске отсутствовала вовсе. Казалось бы, соотношение сил для римлян вполне выгодное. Но Красс допустил сразу несколько ошибок, которые свели на нет его формальное преимущество. Он отправился в поход по пустыне, не имея достаточного количества воды. Его медлительная армия требовала 100 тысяч литров воды в день, не считая лошадей и сопровождение. Он отказался от союза с армянским царём, который располагал армией, идентичной парфянской, и не слушал его советов, опасаясь предательства. В то же время арабским проводникам он доверился, а те вывели его на парфян. И наконец самое главное, ни он, ни его воины совершенно не были готовы к противостоянию с восточной тактикой ведения боя.


У города Карры, в 30 километрах к югу от современного Багдада, римляне встретились с парфянами. Не имея никакой возможности прикрыть фланги на открытой местности и при полном превосходстве врага в кавалерии, Красс построил войско огромным каре со стороной протяжённостью в 1300 метров. В центре построения укрылась прислуга и конница, за исключением арабских наёмников, которые ретировались, как только увидели парфян. Сурена приказал своим лучникам обстреливать римлян. Против 10 000 Красс мог противопоставить лишь 1500 своих стрелков, которые не могли нанести значительного ущерба парфянам, которые не стояли на месте и прекрасно стреляли из седла на скаку. Им даже не приходилось целиться, так как римляне стояли в таком плотном строю, что промахнуться было невозможно. Римские кольчуги плохо защищали от стрел, руки и ноги легионеров того времени и вовсе не были защищены. Держались они только за счёт больших щитов, но и они не могли полностью укрыть от тучи стрел. Надежда на то, что стрелы рано или поздно кончатся, рассеялись, когда Сурена подогнал караван верблюдов с боеприпасами.


В надежде навязать ближний бой Красс приказал своему сыну Публию возглавить атаку. В ней принял участие один легион, 1300 всадников и 500 лучников. Отряд выманили ложным отступлением подальше от основных сил, осыпали ливнем стрел, после чего нарушенный порядок римлян был смят катафрактами. В каре, которое всё это время обстреливалось с той же интенсивностью, вернулось только 500 человек, Публий лишился головы, а изнурительный обстрел продолжался до наступления темноты.


В последовавших переговорах Красс был предательски убит. По легенде, известному своей жаждой наживы римскому консулу залили в глотку расплавленное золото. Из разгромной кампании сумело вернуться только 5000 человек. 10 000 попали в плен. Остальные были убиты или пропали без вести. Парфяне попытались развить успех и захватить Антиохию, столицу римской провинции Сирия, но не имея осадных орудий ничего не смогли сделать с укреплённым городом. Военное и политическое противостояние Рима и Парфии длилось ещё много лет, пока оба государства не пришли в упадок.


Канны

В Тевтобургском лесу римляне по сути попали в засаду и не смогли построится. При Каррах их знаменитая дисциплина ничего не дала, они просто не готовы были к условиям боя и ничего не могли противопоставить незнакомой тактике. А в честном бою они были на самом деле крепким орешком. Но и в этих условиях их нельзя было назвать непобедимыми. И задолго до Сурены и Арминия это наглядно показал Ганнибал в битве при Каннах (216 г. до н.э.)


Вторая Пуническая война, называемая самими римлянами также Ганнибаловой войной, с самого начала была для них сущим адом. Сперва был практически невозможный переход карфагенской армии через Альпы в 218 г. до н.э. Потом Ганнибал разбивает консула Публия Корнелия Сципиона при Тицине, где тот едва не погиб. Того спас собственный 17-летний сын. Потом африканский полководец выигрывает битву при Треббии у второго консула, Тиберия Семпрония Лонга. Позже Гай Фламиний, выбранный новым консулом, попадает в засаду у Тразименского озера, где и погибает вместе с половиной своей тридцатитысячной армии. При этом пунийцы потеряли всего лишь около 1500 человек и взяли 6000 пленных. Битва при Тразименском озере до сих пор остаётся крупнейшей по количеству участников засадой в военной истории. И все эти битвы происходили на территории Италии, на виду у всех италийских племён, которые ещё не стали единым народом. Союзники Рима начали сильно сомневаться в его силе, а присутствие армии Ганнибала на итальянской земле стало исчисляться уже даже не месяцами, а годами.


В 216 г. до н.э. очередными консулами становятся Гай Теренций Варрон и Луций Эмилий Павел, сумевшие собрать почти 90 тысяч бойцов против 50-тысячной армии пунийцев. Армии сошлись у Канн. Не тех, что рядом с Ниццей, а тех, что ближе к каблуку итальянского сапожка, на берегу Адриатического моря. Римляне выстроились в классическом порядке: легионеры в центре, пехота союзников ближе к флангам, на правом фланге римская конница, на левом союзная, а перед легионерами лёгкая пехота и пращники. Место было выбрано так, чтобы Ганнибалу негде было устроить засаду и некуда отступать. Тем не менее, позиция римлян не была идеальной, в глаза им светило солнце, а в лицо дул ветер, который нёс в глаза пыль от вражеской армии.


Ганнибал разместил свои силы, учитывая преимущества и недостатки каждого подразделения. В центре он поставил в одну линию 20 тысяч иберийцев и галлов в несколько шеренг в глубину в форме полумесяца, выгнутого в сторону противника. На левом и правом крыльях расположил более глубоким строем тяжёлую африканскую пехоту для атаки римских флангов. 6500 иберийских и галльских всадников встали на левом фланге, напротив римской конницы, а 3500 верховых нумидийцев расположились слева. Расчёт карфагенского полководца заключался в следующем: расположенная на флангах конница уничтожает более слабую римскую кавалерию, после чего атакует застрявшую в центре римскую пехоту с тыла. Затем закалённая в боях африканская пехота, вооружённая по некоторым источникам трофейным оружием легионеров, в решающий момент начинает наступление с флангов, чем завершает окружение противника. И расчёт оправдался, всё прошло, как по нотам.


Римляне ударили в центр полумесяца, который под их давлением начал медленно изгибаться в другую сторону. В это время карфагенская конница крушила римских всадников, которых было почти втрое меньше. Когда дело было сделано, она обошла римскую пехоту по тылу и обрушилась на конницу левого фланга, которую всё это время просто сдерживали легковооружённые нумидийцы, управляющиеся с лошадьми без седла и узды. К тому времени легионеры настолько продавили центр противника, что оказались в кольце полумесяца, выгнув его в обратную сторону. Их ряды настолько уплотнились, что стало трудно двигаться. В этот момент Ганнибал приказал свежим тяжеловооружённым ливийцам зажимать римлян в кольцо. А коннице ударить непосредственно в спины. Начавшаяся резня продолжалась до захода солнца.

Источник: www.znanijamira.ru

По разным источникам римляне потеряли от 50 до 70 тысяч убитыми. Потери Карфагена были неизмеримо меньше, от 5700 до 8000. На поле боя остались лежать консул Луций Эмилий Павел, два квестора, 29 из 48 военных трибунов и 80 сенаторов или кандидатов на эту должность. В Риме был объявлен национальный траур. Началась паника и человеческие жертвоприношения: на Форуме людей дважды закапывали заживо, а в Адриатическое море выкидывали недоношенных детей. Возможно, это последний пример человеческих жертвоприношения собственных граждан в римской истории. За время трёх сезонов военных кампаний Рим потерял одну пятую всех граждан мужского пола старше 17 лет, около 150 тысяч человек. На сторону Ганнибала после Канн перешло множество италийских племён, в том числе самниты, апулийцы, луканы и почти всё греческое побережье Италии. Города Сицилии восстали против римского правления. Македония на Балканах начала войну против республики. Ганнибала поддержал Гиероним Сиракузский. Рим стоял на краю гибели.


Но непобедимых армий нет. И римляне это знали. Они отвергли переговоры о мире и сумели собраться с силами. Тем более, что в Испании война складывалась в их пользу, а неумелые действия и зависть карфагенского Сената сводили на нет все военные достижения Ганнибала. После поражения при Каннах римляне сплотились, как никогда ранее, а Карфаген упустил инициативу. Вскоре Ганнибал вынужден был вернуться в Африку, где проиграл битву при Заме Публию Корнелию Сципиону Африканскому, сыну того самого консула Публия Корнелия Сципиона, которого разбил при Тицине. Один из величайших полководцев в мировой истории был изгнан и покончил с собой при попытке захватить его и выдать Риму.


0 комментариев