Почему я отказалась от $10 000 в месяц

0b3d9c962fab542b4935478efeb352adb5dfa02c square 26adminбольше 1 года назад
Четыре года назад я решила сбежать из Нью-Йорка. В место, где никого не знала. Свою удивительную историю журналу Cosmopolitan рассказала Ноэль Хэнкок. Сегодня в 8.30 я проснулась и пошла в туалет. Села на унитаз, оглянулась и увидела, что в ванной кроме меня находится большая жирная курица. То был не первый случай, когда в мой санузел пробиралось животное. С тех пор, как я поселилась в Карибском бассейне, тарантулы, скорпионы и ящерицы посещают меня с завидной регулярностью. Но вот эта курица заставила задуматься… «Как ты сюда попала?«, — спросила я у нее. Вместо ответа та словно подмигнула: а ты-то как? Действительно. Сейчас я живу на острове с населением в 4100 человек. И мне приходится делить ванную комнату со случайно залетающими через окно птицами… Эта история началась четыре года назад. Я жила на Манхэттене, мне был 31 год, я была журналистом и зарабатывала $95 000 в год. Я жила в прекрасной квартире в Ист-Виллидже. Это шумный район, который предлагает своим жителям невообразимое количество развлечений и удобств. Но Нью-Йорк — это очень конкурентный город. Если вы живете здесь, значит, почти всю вашу жизнь вы будете работать. Такую цену приходится платить всем местным жителям. Огромное количество амбициозных людей приезжают сюда с одной целью: делать карьеру. И большинство из них сходит с ума чере несколько лет. Иногда я месяцами не видела своих самых лучших друзей. Договориться с кем-то о встрече за бокалом вина здесь сложнее, чем поступить в колледж. Да и коктейли здесь слишком дорогие, чтобы вы могли себе часто их позволять. Жизнь в Нью-Йорке — одна сплошная нелепость. Я была дико одинокой, и ради того, чтобы поддерживать свой уровень потребительских расходов, мне приходилось постоянно смотреть в экран своего ноутбука, айфона или айпада. Экраны здесь есть даже в такси и лифтах! Все вокруг вечно куда-то спешат и страшно раздражены. «Мне нужен отпуск». Эта мысль постоянно крутилась в моей голове. Я не умела жить текущим моментом. Мне казалось, что еще чуть-чуть, и я сумею заработать достаточно денег, чтобы отправиться в путешествие и немного отдохнуть. И — главное — что у меня будет на это время. Если вы постоянно думаете о том, что вам нужен отпуск, возможно, пришло время действительно изменить свою жизнь. Но решиться на резкие перемены мне мешало мое эго. В конце концов, я была востребованной журналисткой в городе, который можно считать столицей этой индустрии! Однажды я заканчивала на своем ноутбуке работу над своей новой книгой. И отвлеклась посмотреть в почтовый ящик. Там было несколько предложений о работе, но ни одно из них не взволновало меня. Я замерла в каком-то ступоре на пару минут. На экране появилась заставка — та, что появляется перед уходом компьютера в ждущий режим. На заставке — тропический пляж. И вдруг на меня по непонятной причине снизошло озарение. Черт побери, ведь я же всегда мечтала о том, чтобы жить по ту, а не эту сторону экрана. И почему я не могу это сделать? Я впервые задумалась: а не послать ли все к чертовой матери и свалить? От этой мысли я почувствовала себя одновременно и взволнованной, и смущенной. И написала о своих мыслях в Facebook. Написала просто, что-то типа: «Я мечтаю жить в Карибском бассейне. Посоветуйте остров, который отлично для этого подходит«. Сестра одного из моих френдов, Джоанна, назвала мне один из наименьших Виргинских островов. Американцы называют его «Love City» — настолько здесь приветливы местные жители и прекрасны пляжи. Я посмотрела в окно и увидела привычную осеннюю серость Нью-Йорка. По тротуарам с угрожающей скоростью туда-сюда носились ньюйоркцы. Они всегда куда-то бежали, сталкивались друг с другом и никогда не извинялись. На следующий день я запустила ускоренную процедуру по получению паспорта. Для меня это был совершенно удивительный опыт: пришлось демонтировать жизнь, на строительство которой я потратила последние десять лет. Это значило отдать свою любимую квартиру другому арендатору, продать свои пожитки и купить билет на самолет в один конец. Самая трудная часть этого плана состояла в том, чтобы убедить себя, что все ОК, что я не буду об этом жалеть. Моя мама тоже запротестовала: «Ты не будешь жить в месте, где даже ни разу не была!«. Я ответила тогда так же категорично: «Иногда нужно просто прыгнуть, надеясь, что крылья вырастут по пути». Шесть недель спустя я сошла с парома в Сент-Джон. У меня не было никакого плана, никаких друзей и ни малейшего понятия, что я теперь буду делать. Первым делом я просто села под пальму и провела под ней час, всматриваясь в море.Меня успокаивало такое странное чувство, что все образуется как-то само собой. Мои родители не разделяли мою точку зрения. Я родилась в консервативной Южной семье, в которой всегда культивировалось здоровое отношение к Американской мечте. Чтобы получить одобрение со стороны родителей, нужно было хорошо учиться в школе, затем — в университете, а потом, чуть ли не со старта карьеры разработать хороший пенсионный план. Разумеется, они были озадачены тем, что я бросила престижную работу в Нью-Йорке и перебралась с Сент-Джон, чтобы работать в местной мороженице. «Но… Ты закончила Йельский университет…. Тебе 31 год!«, — вопили они. Возможно, это звучит не очень убедительно, но я счастлива и умею наслаждаться своей новой жизнью. Я продаю шарики шоколадного мороженого, зарабатываю $10 в час и чувствую себя намного более счастливым и свободным человеком, чем когда получала почти шестизначную зарплату и была корпоративным рабом. Я работаю руками — и это здорово. Каждый день я встречаюсь с незнакомыми мне прежде людьми, говорю с ними с глазу на глаз и уже не помню, что такое общение только по E-mail или WhatsApp. Когда я закрываю магазин в конце смены, то знаю, что моя работа на сегодня закончена. Теперь мое время принадлежит только мне. К своему немалому удивлению, я обнаружила, что довольно много людей не разделяют озабоченность моих родителей. «Когда я переехал сюда 25 лет назад, мой папа настаивал, чтобы я продолжал гробить свою жизнь в офисе», — рассказал мне один из моих постоянных клиентов. — Я вот уже пенсионер. Когда-то в молодости думал, что в старости смогу насладиться результатами своих трудов. Но на самом деле в зрелом возрасте мне теперь не до этого. У меня нет сил жить полной жизнью. Так что ты молодец, что решилась раньше меня». Крус-Бей — главный городок на острове, он состоит из нескольких извилистых дорожек и горстки открытых баров и ресторанов. Там нет светофоров, а на дороге то и дело приходится объезжать кур и игуан. Здесь нет сетевых магазинов. Возникают перебои с Wi-Fi. Обувь не нужна. Здесь ты можешь ездить на любом автомобиле, и всем вашим здешним знакомым будет плевать, какой вы смогли себе позволить. Нет автомобиля — всегда доедешь, куда надо, автостопом. Иногда мне кажется, что я знаю в лицо всех местных жителей. Мы принимаем душ из фильтрованной дождевой воды, которая хранится в специальных цистернах возле дома. У меня нет адреса. Приятелям я объясняю, как ехать, так: «Возле мусорного контейнера поверни налево, и увидишь в конце дороги белый дом, а во дворе — разбитую лодку«. Люди здесь собираются на пляже, чтобы понаблюдать за закатом и провести время вместе. Я вижу всех своих новых друзей каждый день. Когда у нас выходные, мы много гуляем пешком, ныряем с аквалангом или катаемся на моторной лодке по морю. Моя главная мечта — стать барменом. В конце концов, я мечтала об этой работе всю жизнь. Почему бы нет? Когда я ходила на собеседования, мне постоянно задавали один и тот же вопрос: «Кем вы видите себя через пять лет?«. Мне всегда казалось, что это очень удручающе: знать, кем и где ты будешь через пять лет. Среди моих новых друзей нет ничего необычного или зазорного в том, чтобы работать поваром, например. Или бросить все еще раз и уехать в Таиланд в качестве инструктора по дайвингу. А потом поехать на Аляску, чтобы работать на рыбацкой лодке. Жизнь за границей дала мне возможность опробовать другой подход к жизни и работе. Оказывается, в нашем мире слишком много интересных занятий, чтобы посвящать все свои годы одному делу. Я не знаю, захочется ли мне через пару лет свалить отсюда и пожить в другом месте. Работая на совершенно другой работе. Возможно, многие просто созданы для того, чтобы переезжать с места на место каждые несколько лет и менять работу, но это точно не я. Зачем проживать одну длинную жизнь, если можно прожить несколько разных микро-жизней? Это не значит, что в моей голове никогда не бывает сомнений. Иногда, когда я вижу бывших коллег, построивших успешную карьеру, начинаю представлять себя на их месте. Один из моих друзей по колледжу работает на руководящей должности в Pinterest. Одна подружка была продюсером сериала, получившего Эмми. Но у меня есть мой остров. Я живу в ветхой, очаровательной двухкомнатной квартире на склоне холма с великолепным видом на море. И вот я возвращаюсь к вопросу о зашедшей в санузел курице… Как она могла туда попасть? Я думаю, что она шаталась рядом по лесу и случайно залетела на мой балкон на втором этаже. Зашла в квартиру через стеклянную дверь, который я оставляю открытой, чтобы наслаждаться утренним бризом. Я выгнала своенравную птицу и посмотрела в окно. Сверкающий на волнах солнечный свет. Яхты вдалеке. Четыре года назад этот вид был заставкой на рабочем столе. А теперь он перед моими глазами настоящий… Толкиен как-то написал: «Не все те, кто бродят по миру, просто потерялись…». В последнее время я снова задумалась о переезде. Может, пожить в Европе? Есть так много мест, куда хочется поехать! И эта мысль наполняет меня диким уровнем счастья! Кто знает, где я окажусь в конечном итоге? И это так прекрасно: жить — не зная…
Почему я отказалась от $10 000 в месяц

0 комментариев